тел. (499) 197-74-00
факс. (499) 946-87-11
Контакты для СМИ
г. Москва, ул Народного Ополчения,
д.34, стр.1 Бизнес-центр «ЦКБ-Связь»

"Малыши" удар держат

Независимые компании укрепляют позиции на рынке

30.08.2018 20:13; Российская газета - Спецвыпуск №7656 (193): https://rg.ru/2018/08/30/razvitie-dobychi-nefti-smiagchit-sankcionnyj-udar-po-rossii.html

Развитие добычи российскими независимыми нефтедобывающими компаниями (ННК) может не только смягчить санкционный удар по отечественной отрасли, пришедшийся на крупнейшие вертикально-интегрированные компании (ВИНК), но и стать стимулом в разработке сложных месторождений, к которым наши "гранды" не всегда проявляют повышенный интерес.

Подпись к фото: На долю небольших компаний у нас приходится 9 процентов от общей добычи углеводородов.

Старший консультант компании VYGON Consulting Дарья Козлова обратила внимание, что в России в апстриме (то есть сегменте нефтегазодобычи) официально малый и средний бизнес (МСБ) не присутствует. Более того, профильный федеральный закон вообще напрямую исключает добычу сырья из сферы своего регулирования. Но, отметила она, даже если к той или иной фирме теоретически применить, например, критерий по выручке, например, не более 1 миллиарда рублей в год, то в нынешних условиях малая нефтяная компания должна добывать ежегодно 30-50 тысяч тонн нефти. Но, как правило, такие объемы слишком малы и вряд ли окупят капитальные вложения в создание инфраструктуры нефтегазового промысла.

"В международной практике в апстриме обычно выделяется сегмент не малого и среднего бизнеса, а ННК. Причем часто это делается для налогового законодательства, например в США, - привела пример Дарья Козлова. - Там определяют независимые нефтяные компании как структуры, которые не являются интегрированными. То есть в структуре их бизнеса, включая связанные компании, отсутствует переработка нефти. Добыча таких фирм составляет около 75 тысяч баррелей в сутки (или 3,75 миллиона тонн в год), а выручка от розничных продаж нефтепродуктов и других углеводородов, опять же вместе со связанными компаниями, - примерно 5 миллионов долларов в год. Исходя из такого критерия сегмент добычи ННК в России в составляет 9 процентов. Крупнейшими участниками сегмента являются Иркутская нефтяная компания и "Нефтиса". Остальные - это небольшие предприятия с уровнем добычи менее 500 тысяч тонн жидких углеводородов в год. Основная часть их добычи и запасов приходится на так называемые "хвостовые проекты", это прежде всего различные трудноизвлекаемые категории запасов, доля которых в структуре их портфеля более половины".

Так в чем может заключаться общеотраслевой и государственный интерес присутствия независимых нефтяных компаний в отечественной нефтегазодобыче? Дарья Козлова считает, что тут самое время вспомнить опыт развития сегмента ННК в США. Он поможет и нам понять, почему "малыши" здесь необходимы.

"Именно независимые компании сделали "сланцевую революцию" в США, - подчеркнула она. - Из 4,7 миллиона баррелей ежесуточной добычи нефти плотных пород 94 процента приходится именно на ННК. Почему так получилось? Независимые компании вынуждены изначально работать с худшими по качеству активами по сравнению с крупными ВИНКами. Это ТРИЗы, выработанные запасы, небольшие месторождения. Поэтому для сохранения позиций на высококонкурентном рынке им было необходимо как можно быстрее внедрять новые технологии. Причем желательно более дешевые, поставляемые локальными сервисными и инжиниринговыми компаниями. Этим ННК стимулируют развитие нефтяных технологических стартапов в США. А гибкая корпоративная структура этих компаний позволяет им оперативно принимать решения и адаптировать стратегию к изменяющимся внешним условиям. Это крайне важно для сланцевых активов, где решение о бурении надо принимать "здесь и сейчас" в зависимости от рыночной конъюнктуры. Поэтому этот сегмент и нужен".

Генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций "АссоНефть" Елена Корзун подчеркнула, что запрет на ввоз отдельных иностранных технологий и оборудования, в основном для освоения шельфа и трудноизвлекаемых запасов, на работе независимых малых и средних нефтегазодобывающих компаний отразился в наименьшей степени. В первую очередь потому, что они в основном изначально предпочитали использовать российское оборудование, так как оно гораздо дешевле импортного.

«Гибкая структура независимых компаний позволяет им оперативно принимать решения и адаптироваться к изменяющимся внешним условиям»

- Мы провели опрос среди наших компаний, и многие ответили, что у них доля российского оборудования для нефтегазодобычи составляет почти 100 процентов, - рассказала Елена Корзун. - Так, "ЮКОЛА-нефть", одна из активнейших участников нашей ассоциации, работающая в Поволжье (Саратовская и Самарская области), сообщила, что давно уже пользуется отечественными оборудованием и технологиями, которые приобретает, например, у структур, связанных с "Татнефтью".

"У "Татнефти" есть научно-исследовательский институт, который специально занимается разработкой новых технологий нефтегазодобычи, а также перенесением на российскую производственную базу лучших, прорывных иностранных технологий", - сообщила Корзун.

Эксперт добавила, что другой ключевой участник "АссоНефти" - Иркутская нефтяная компания (ИНК), являющаяся флагманом независимого нефтегазодобывающего сектора, реализует проект по освоению газовых залежей в Восточной Сибири.

"Иркутяне сообщили, что работают четко по утвержденному графику, не сталкиваясь пока с какими-либо сложностями из-за санкций. Дело в том, что заказанное компанией для реализации первого этапа их проекта оборудование уже изготовлено и отгружено. И сейчас производится его монтаж. А для второго этапа, в рамках которого планируется увеличение мощностей по газопереработке, ИНК в случае необходимости может переориентироваться и на поставщиков из стран, неприсоединившихся к санкциям. В целом же основную часть оборудования для бурения и ремонта скважин ИНК заказывает у российских производителей либо в Китае, и сегодня парк буровых установок в "ИНК-Сервис" в равных долях состоит из российского и китайского оборудования", - подчеркнула Елена Корзун.

Борис Леонов

!!! Комментарий пресс-службы АссоНефти:

ДОСАДНЕЙШАЯ ЛОЖКА ДЁГТЯ В БОЧКЕ МЁДА

======================

Уважаемые читатели, наверное, в своей жизни Вы ни раз сталкивались с ситуацией, когда впечатление от в целом хорошо выполненной работы сильно «смазывается» из-за какой-то досадной «шероховатости» в ней… Если так, то поймёте, почему мы выбрали именно такой заголовок (см. выше) этого комментария.

Дело в том, что именно ассоциация с ложкой дёгтя в бочке мёда невольно приходит на ум после ознакомления со статьёй «"МАЛЫШИ" УДАР ДЕРЖАТ», затрагивающей тему независимого сектора добычи России.

------

Сразу отметим, статья в целом довольно полезная для российского сектора независимых (в т.ч. и малых) нефтегазодобывающих компаний (сокращённо – ННК).

В ней, например, уважаемая Дарья Козлова, старший консультант компании VYGON Consulting, подробно и интересно рассказывает о прорывном опыте независимых компаний в США, совершивших «сланцевую революцию», детально объясняя достоинства бизнеса ННК.

Елена Корзун, гендиректор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», уже более 20 лет отстаивающей на уровне федеральных и региональных властей интересы независимых компаний – поясняет, как в условиях санкций российские ННК справляются с решением своих технологических задач. Т.е. всё, вроде бы, что называется, СУПЕР… Точнее, почти СУПЕР. Но именно это «почти» и «смазало» всю описанную выше «картину маслом». :(

Поясним:

1) Вот, читаем подзаголовок статьи: «Независимые компании УКРЕПЛЯЮТ позиции на рынке».

Позвольте, как укрепляют, если согласно Отчету о деятельности сектора ННК в 2017 г. (для справки: этот отчёт был подготовлен «АссоНефтью» на основании официальной статистики, полученной от ЦДУ ТЭК, и отправлен для информирования в Минэнерго, которое согласилось с этим документом) сейчас налицо ЯВНОЕ усиление тенденции СОКРАЩЕНИЯ ЧИСЛА ННК? Кстати, объясняется это сокращение числа ННК тем, что огромнейший потенциал независимого сектора в России не реализуется оптимальным образом в условиях, когда госрегулирование отраслью у нас настроено исключительно на специфику бизнеса крупных ВИНК. Да, сейчас «АссоНефть» вместе с Минэнерго проводит весьма непростую работу, чтобы в перспективе это исправить. А пока, выходит так, что «малыши» удар то, да, держат (пока прирост добычи сектора ННК всё ещё самый большой в отрасли), но позиции свои постепенно сдают – число независимых компаний стабильно снижается (банкротятся, поглощаются, просто закрываются), а новых практически не создаётся.

2) Очень огорчило (пусть, и в меньшей степени, т.к. по этому поводу возможна дискуссия на уровне специалистов) и то, что в статье приводится, увы, неверная, с точки зрения специалистов "АссоНефти", информация о российском секторе ННК.

Поясняем:

· сегмент добычи сектора ННК в России составляет, по мнению экспертов "АссоНефти", вовсе не 9 процентов (как в статье), а чуть более 4%.

· К сектору ННК в статье ошибочно, по мнению экспертов "АссоНефти", отнесены компании, аффилированные с ВИНК – в качестве примера упоминается компания «Нефтиса», как известно, аффилированная с ВИНК «Русснефть». Вероятно, отсюда и эти ошибочные 9%.

Увы, к сожалению, весьма часто случающаяся ошибка – например, на апрельской коллегии Минэнерго нашему сектору ошибочно «приписали» аж 40 млн. тонн добычи (на самом деле сектор ННК в 2017 г. добыл 23 млн. тонн), отнеся к нам аффилированные с ВИНК и государством компании. Но если подобное повторяется, то, вероятно, «АссоНефти» придётся в ближайшей же перспективе провести определенную работу совместно с ЦДУ ТЭК и Минэнерго, чтобы подобные казусы с критериями ННК и со статистикой добычи сектора ННК в будущем решительно исключить. Ведь известно, что неверные оценки, сделанные на основании ошибочной статистики, приводят и к неверным решениям.

А теперь, коллеги, поясним, почему именно аффилированные с ВИНК компании нельзя относить к сектору независимых компаний.

Напомним, что согласно специальному протоколу (от 5 августа 2015 г.) итогового совещания представителей Минэнерго, ФАС, ЦДУ ТЭК и «АссоНефти», утвержденному заместителем министра энергетики РФ, критериями отнесения нефтяных компаний к сектору ННК являются:

· Неаффилированность с ВИНК (в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» и ст.6 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

· Отсутствие собственных нефтеперерабатывающих заводов, входящих в реестр НПЗ Минэнерго России;

· Отсутствие в уставном капитале доли (вклада) Российской Федерации более 50%;

· Непринадлежность к организациям, ведущим деятельность на условиях СРП (в соответствии с Федеральным законом от 30.12.1995 N 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»). (Подробнее – см.: http://www.assoneft.ru/activities/press-centre/tek/2318/)

Т.е. компании, даже сами не являющиеся ВИНК, но аффилированные с ВИНК, или с государством, а также работающие на условиях СРП, никоим образом не могут причисляться к сектору независимых компаний (ННК). Почему? Да потому, что имеют совершенно иную специфику бизнеса, отличную от специфики бизнеса ННК, заключающуюся, прежде всего,

· в монотоварности (продают только добытое сырьё – нефть, газ, конденсат, но не продукты переработки сырья),

· в осуществлении исключительно геологоразведки и добычи (нет собственной коммерческой нефтепереработки и торговли нефтепродуктами, как оптом, так и в розницу),

· в повышенной акцентированности на проведение активных геологоразведочных работ и внедрение инноваций,

· а также в повышенной (по сравнению с ВИНК и аффилированными с ВИНК или с государством компаниями) сложности привлечения финансирования и доступа к сложным технологиям.

Из-за этой самой специфики у ННК нет тех богатых возможностей по широте манёвра на рынке, которые есть у ВИНК, или у аффилированных с ВИНК или с государством компаний. Ярчайший пример: независимым компаниям гораздо труднее получить кредиты, чем компаниям аффилированным с государством или с крупными ВИНК.

Почему, спросите, мы подняли весь этот «сыр-бор» всего лишь из-за неоправданно оптимистичного подзаголовка статьи (кстати, никак не подкреплённым самим содержанием статьи)?

Да, потому, что именно он может ввести в серьёзное заблуждение читателей «Российской газеты» – настроить их на благостный лад, создав умиротворяющее впечатление, что в секторе ННК обстановка, мол, в принципе, нормальная. Ну, ведь и «удар держат», и «позиции на рынке» якобы «укрепляют». А на самом деле положение дел у нас в секторе ННК довольно тревожное – ряды его последнее время год из года редеют. Повторимся, во многом из-за того, что огромнейший потенциал независимого сектора в России не реализуется в полной мере именно в условиях, когда госрегулирование российской нефтегазовой отраслью и смежных сегментов экономики настроено исключительно на специфику крупных ВИНК. Именно в этом главная сегодня наша проблема, которая, по мнению известнейших в отрасли экспертов (например, академик Алексей Эмильевич Конторович или Генадий Иосифович Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России), мешает сегодня эффективно использовать малые недра России. Это особенно актуально в условиях устойчивой тенденции так называемого измельчания минерально-сырьевой базы (МСБ) России. Ведь с каждым годом у нас, да и в мире, открывается все больше именно мелких месторождений, для разработки которых приспособлены, согласно передовому опыту из мировой практики, именно небольшие независимые компании. Но они в России пока не могут развернуться «на полную катушку» на этих мелких месторождениях - по причине того, что особенности существующего в России госрегулирования не благоприятствуют этому. Вот, такой парадокс, который «АссоНефть» пытается уже не один год устранить, взаимодействуя с профильными отраслевыми министерствами – Минэнерго и Минприроды.


Возврат к списку

Национальный нефтегазовый форум и 19-я международная выставка «Нефтегаз-2019». Оборудование и технологии для нефтегазового комплекса